DETAIL

         

Interview of A.N.KIRILIN given to the Volzhskaya kommuna newspaper

02 MARCH 2012

Александр Кирилин: «Мы первые идем на космодром Восточный»

kirilin_vk_02_03_2012.jpg

Прошлый год оказался не самым простым для самарских ракетостроителей. Тем не менее ракетно-космическому центру «ЦСКБ-Прогресс» удалось заметно укрепить свои позиции на рынке. Об этом рассказал «ВК» генеральный директор предприятия Александр Кирилин.

- Многих напугали недавние сообщения в СМИ о предстоящих крупных сокращениях на вашем предприятии. Как в действительности обстоит дело?

- В действительности у нас на предприятии вплоть до 2020 года загрузка в районе 115-120%. Есть подразделения, которые загружены на 130% и более, а есть те, что недозагружены. В некоторых цехах нам надо организовать полноценную двухсменную работу, а где-то и круглосуточную. У нас сегодня узкие места – некоторые механические цехи и цехи общей сборки, где проходят испытания готовой продукции. Поэтому нам надо перегруппировать силы. Это процесс непростой, он связан и с перемещением работников в другие подразделения, и с омоложением кадров. В рамках этой работы мы говорим о сокращении 850 человек, часть из них будет переведена в другие подразделения. Хотя в целом по предприятию нам нужно увеличивать численность сотрудников. Она уже перешагнула 23 тысячи - другого такого крупного предприятия, кроме АвтоВАЗа, в Самарской области нет. Поэтому процесс естественный, он понятен, и о сокращении пяти тысяч работников речь вообще не идет. Но мы должны привести численность в соответствие с нормативами и реальными потребностями производства.

- Как вы оцениваете итоги прошлого года, который был омрачен двумя аварийными пусками? Насколько они повлияли на отношения с заказчиками, изменился ли спрос на пусковые услуги?

- Спрос не уменьшился, а возрос. Сравните: в 2010 г. мы обеспечили 13 пусковых кампаний, в 2011 г. – 19, а в этом планируется 22-24 пуска. Да, были две аварии – 24 июня мы не вывели грузовой космический корабль, 23 декабря – космический аппарат (КА) для Минобороны. Разумеется, госкомиссия проанализировала причины и сделала выводы. В первом случае не сработал наш серийный носитель «Союз-У», по причине отказа двигателя 3-й ступени, изготовитель – Воронежский механический завод. Во втором случае это был «Союз-2-1б», разработчик и изготовитель отказавшего двигателя 3-й ступени – тоже Воронеж, КБ химавтоматики.

- «ЦСКБ-Прогресс» несет ответственность за эти аварии?

- Косвенно несем, потому что как головное предприятие мы должны обеспечить качество не только у себя, но и у смежников.

- Вы контролируете качество работы тех, кто производит двигатели?

- Обязательно. И у нас эта работа ведется на достаточно высоком уровне. Но если мы пережили кризисный период не так тяжело и наше производство в нормальном состоянии, то у кооперации ситуация сложнее, там производство недофинансировано. Сейчас мы только подтягиваем смежников до нашего уровня. Но еще надо учесть, что запуск «Союза-2-1б» проходил в рамках летных испытаний, и в том числе там отрабатывалась конструкция двигателя.

- Это обычная практика, когда летные испытания проводятся с полезной нагрузкой?

- Конечно, иначе это было бы слишком дорогое удовольствие – в программе летно-конструкторских испытаний заложено 12 пусковых миссий. Степень риска в этих запусках, конечно, присутствует.

- Иностранные заказчики не испугались?

- Судите сами: в 2011 г. мы обеспечили два запуска с Гвианского космического центра, в 2012-м они просят минимум три. С Байконура было два коммерческих пуска, в этом просят два-три. Европейцы за весь прошлый год запустили 6 «Арианов». А мы только за декабрь – 4 «Союза». Никто в мире так не пускает. Так что наши позиции на рынке упрочились. Вы знаете, мы создаем легкий носитель «Союз-2-1в» для Плесецка. Только что прошли переговоры с европейскими партнерами – они готовы обеспечить пять пусковых нагрузок на ту машину, которая еще ни разу не летала! Это говорит об уровне доверия к нашим изделиям и о нашей репутации.

- Кстати, о легкой ракете – как дела с ней?

- Полноразмерная экспериментальная установка – стендовый блок РН «Союз-2-1в» – сейчас в Загорске, на стендовых испытаниях в НИЦ РКП, в марте-апреле мы должны провести два «холодных» испытания, а в мае – «горячие». После этого госкомиссия может принять решение о допуске к летным испытаниям. Уже в марте первый летный экземпляр носителя будет установлен в контрольно-испытательную станцию, а пуск может состояться в середине года.

- Потребуется ли для этой ракеты возобновление производства двигателя НК-33, или достаточно существующего задела?

- «Союз-2-1в» базируется на тех двигателях, которые есть в заделе. Но мы уже побуждаем к активным действиям американцев, которые приобрели некоторое количество двигателей для своего носителя. Они хотели докупить еще, но им было отказано. И я знаю, что сегодня идут переговоры о восстановлении производства НК-33 здесь, в России. Сейчас дорабатывается контракт. Мы тоже в этом заинтересованы: у нас есть проект «Союз-2-3», это носитель на 10-14 т с центральным блоком от легкой ракеты, плюс боковые блоки от «Союза-2». Но он возможен только при возобновлении производства НК-33. Задел можно использовать только для легкого носителя. А уже в рамках программы воспроизводства можно говорить и о пилотируемых полетах, потому что НК-33 изначально создавался под пилотируемую программу.

- Что стало с проектом перспективного носителя «Русь-М»? Почему работа над ним остановлена?

- Это хороший проект, но он под космический аппарат на 20-23 т. В чем беда, например, проекта «Энергия-Буран»? 100-тонный носитель создали, а полезной нагрузки нет, возить нечего. На сегодня корабля под «Русь-М» тоже нет, и к директивному сроку 2015 г. его не будет. Поэтому принято такое решение – думаю, правильно – приостановить этот проект. Но мы первые идем на космодром Восточный со всей линейкой наших новых носителей: это «Союз-2-1а», «Союз-2-1б», «Союз-2-1в». Мы ими закрываем основную линейку запускаемых КА. Это уже четвертый наш космодром! И, что важно, универсальная стартовая площадка.

- Но «Русь-М» еще может понадобиться?

- Сегодня формируется перспектива развития пилотируемой космонавтики, в т.ч. полетов в дальний космос. Есть проект 14-тонного корабля для полетов на МКС, которая будет работать до 2020 г. Тогда с космодрома Восточный «Союз-2-3» сможет обеспечить вывод этого корабля. Параллельно рассматриваются проекты создания машины на 70-80 т и на 130 т для лунной и марсианской программ. Вот тогда понадобится «Русь-М». «Протон» под эти программы использовать нельзя из-за токсичного топлива. «Ангара» рассматривается сейчас для Восточного как резервный носитель для тяжелых автоматических КА, но не для пилотируемых полетов. К тому же решение по базированию «Ангары» на Восточном будет приниматься в 2013 г., после того, как она начнет летать с космодрома Плесецк.

- Когда вы сможете полностью перейти со старых «Союзов» на «Союз-2»?

- Мы как раз сейчас согласовываем с Роскосмосом программу перевода в 2013-2014 годы.

- Решен ли вопрос с инвестициями в расширение производства «Союза-2»?

- Инвестиции по этой теме идут уже с 2011 г. Мы выкупили у «Авиакора» корпус площадью 18000 кв. м и ведем там реконструкцию. Хотим на новой площадке организовать современнейшее производство всей линейки РН «Союз-2», потому что действующее производство останавливать нельзя. Работа уже идет, и только нашему предприятию под эту программу выделено почти 6 млрд руб. Выделены деньги и нашим смежникам, чтобы обеспечить производство до 20 носителей «Союз-2» в год. Это очень серьезно.

- А как развивается программа создания спутников?

- Сегодня у нас на орбите работает аппарат дистанционного зондирования Земли – «Ресурс-ДК». Он работает уже шестой год при гарантийном сроке три года – летом превысит его вдвое – и отснял уже более 73 млн кв. км территории. Вот такую технику мы делаем. В августе 2012 г. мы должны запустить КА «Ресурс-П», который имеет улучшенные характеристики и может снимать до 1 млн кв. км в сутки. Если у «Ресурса-ДК» полоса съемки до 27 км, то «Ресурс-П» может снимать полосу 38 км за пролет. Это полностью наш комплекс: от создания носителя и самого космического аппарата до обработки информации с него. В сентябре должен стартовать наш научный КА «Бион». Заказчик обоих спутников – Роскосмос. А в интересах Минобороны мы должны запустить один КА весной, другой – в ноябре. Т.е. в этом году в космос выводятся четыре комплекса нашей разработки и изготовления, все – нового поколения. И на следующий год столько же.

- Имеют ли основания слухи о возможном слиянии «ЦСКБ-Прогресс» с ГКНПЦ им. М.В. Хруничева?

- Никакой программы такого объединения, никакого проекта, обоснований, с чего начинаются любые серьезные преобразования, сегодня не существует. Наоборот, мы присоединяем к себе смежников. Например, присоединили в качестве филиала предприятие НПП «ОПТЭКС» из Зеленограда – оно проектирует системы приема и передачи информации со спутников. Также мы присоединили ОКБ «Спектр» в Рязани – оно занимается средствами контроля и отработки систем дистанционного зондирования Земли. А сегодня в правительстве и у президента находится проект создания на базе Центра «ЦСКБ-Прогресс» интегрированной структуры с вхождением в нее екатеринбургского «НПО Автоматики», которое поставляет нам системы управления для РН, и петербургского НИИ КП, поставщика гироскопов для КА. Этот проект прошел все экспертизы, и на его реализацию потребуется, думаю, года полтора. Т.е, учитывая все наши планы, мы скоро подойдем к 30-тысячной численности персонала.

- После остановки проекта «Русь-М» у ваших конструкторских подразделений достаточно работы?

- Сегодня у нашего «ракетного» КБ задачи серьезнейшие. Во-первых, завершить летные испытания «Союза-2-1а» и «Союза-2-1б», поставить их на вооружение – это очень непростая задача. Провести летные испытания «Союза-2-1в» – тоже. И нужно привязать всю эту линейку ракет к космодрому Восточный: а это задача и для строителей, и для разработчиков технического оборудования и стартового комплекса. Мы ведь головные по комплексу, и это очень большой объем. Так что загрузки у них достаточно.

http://vkonline.ru/article/161974.html


Sorry, currently for English version of this page we ask you to use on-line translation services.
image description